Умножайте счастье на восемь!

Сегодня Центру развития для взрослых «Красота в тебе» исполнилось 8 лет!!! Восемь лет – это  когда уже освоился в школе. Восемь лет – это когда по силам выучить таблицу умножения.  Если умножить  счастье быть с вами и заниматься делом по душе на восемь,  вот и получится тот самый эффект восьми ))

Не знаю, есть ли такой на самом деле. Как и положено восьмилетней, я его только что нафантазировала 🙂

Восемь – это вечность. Как сказано в одной замечательной книге «Помощь – это твое ясное видение Вечности в человеке». А как без этого помогать? Смотреть то важно прямо в душу зорким взглядом, чувствовать то, что скрыто от других глаз.

Восемь – это ответственность. Ответственность за каждое слово, за каждое задание ученикам, за новые идеи, за движения души.

Восемь – это манифестация, укрепление себя и своего предназначения во Вселенной. Утверждение в счастье быть ее частью,  частью Божественного, вместе с вами.

Восемь – это бабочка, крылья каждой души, присоединившейся к моему проекту «Красота в тебе». Бабочка – это перевоплощение, взлет, сначала в мыслях, а потом, и правда, крылья вырастают!

красота в тебе, как стать счастливойВот и получается, что восемь – конечно еще не юность, но уже и не детство )  Столько дорог пройдено в Красоте, столько было объятий, встреч, духовных поисков и открытий, столько подарков Судьбы!  У меня часто бывает ощущение, что это и есть моя настоящая жизнь – восемь лет жизни сердцем.

Будьте частью этой восьмерки, если хотите ) Выбирайте свои виражи в ней – творческие, захватывающие, иногда плавные, иногда не очень ) Будьте частью пространства «Красота в тебе», расширяйте его, примеряйте на себя,  вглядывайтесь, берите. Здесь Знаний и Любви хватит на всех ) С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!

А теперь ПОДАРКИ!

ВОСЕМЬ первых записавшихся получают СКИДКУ 50% на разовую волшебную консультацию по любому волнующему вас вопросу. Подробности здесь.


0

Перекрикивая море

Сказки о карме

Центр развития для взрослых Светланы Дьяконовой, сказкотерапия

Рисунок А. Дудина

Витовт жил на берегу моря. Он всегда помнил только море. Все его ребяческие игры были на море. Мамины сказки тоже. На прохладном песке, глядя на серые волны. Их море не очень то приветливое. Говорят, где-то есть моря и потеплее, только, как туда доберешься. Витовта все в деревне считали странным. Как только мамы не стало, а отца забрало море, Витовт совсем стал  бирюком, хоть и молодой парнишка. Со зрением  у него было что-то не то. Не раз односельчане видели: идет по лесной дороге с закрытыми глазами, будто его ведет кто-то. А на столе порой тарелку не разглядит.

Когда он потерял отца, Витовт кричал в море, кричал на море, на эту ненавистную воду: «Зачем ты забрало его? Тебе что, других душ мало??» Шум прибоя заглушал крики мальчика, так они и кричали друг на друга – о надеждах и о потерях, о любви и о судьбе. Когда Витовт очнулся, он понял, что охрип: ни слова вымолвить не может. Голоса не было, зато он УВИДЕЛ! Над морем разливался золотистый свет, ровно в той стороне, куда обычно уходят рыбацкие лодки. Тогда он понял, что это погибшие моряки шлют ему свой привет, из другого мира, и обещают ему свою мужскую поддержку.

Так, за разговорами с душами моряков проходили дни Витовта. Ему стали открываться новые тайны: вдруг парень возьмет да растолкует, о чем только что спела сойка на дереве. Или почувствует, как мать-олениха зовет своё дитя в лесной чаще.

Читать далее


0

Испытание любовью

«Строитель Вечности», часть 2

Токента не знал, что помимо исхода грядет еще одно испытание для племени – испытание любовью, любовью вождей и любовью богов.

Вождем во времена До Лабиринтов был суровый Зандр. Зандр был истинным воином, беспристрастным и бесстрашным.  Его жена умерла много лет назад, и всё своё время Зандр посвящал воспитанию будущих воителей, ему нравилось представлять себе, какие трофеи они добудут для племени через пару десятков лет.

сказкотерапия, выполнять предназначение, предназначение душиЛюбовь пришла к Зандру, когда он разменял шестой десяток, неожиданно, как трескается лед на северном  море по весне.  Ганда – так звали ту, о чьей величественной красоте слагали легенды. Зандр её никогда не видел, только слышал, что её локоны цвета спелой пшеницы сведут с ума любого, что её глаза светят чище полярного сияния, что её речи могут заворожить, как сказочный сон в длинную темную ночь. Она жила на острове, куда мало кто знал дорогу. Шла молва, что там стоят каменные фигуры, живут духи предков, и что Ганда разговаривает с ними, как будто они сидят у одного костра.

Кто-то из молодых воинов сказал Зандру, что рассмотрел на том острове каменные круги. Будто бы входишь в этот круг – и выходишь из него с новым могуществом. Зандр вознамерился добраться до острова. Он прибыл туда с несколькими приближенными, и уже подходя к каменным выкладкам в тундре, увидел Её. На ней была соболиная шуба до пят, кокошник, почти полностью закрывающий прическу, и тонкая красная нить в руке. Ганда занималась своими делами – плела лабиринт для птиц, и ей не было никакого дела до этих мужчин в звериных шкурах – мало ли кто высаживался на остров за время её жречества. Ганда не помнила, сколько ей лет и сколько времени она провела на острове. Ей казалось, что боги назначили ей это место не на один десяток жизней.

Внезапно подул пронизывающий ветер, и сеть, сплетенная Гандой, вырвалась у неё из рук. Зандр схватил сеть на лету и вернул владелице. «Знаю, зачем пожаловали, — отозвалась ведунья. – Только не найдете, чего ищете. Прежде чем что-то получить, нужно отдать».

— Чего ты хочешь? – слова сами слетели у вождя с губ.

— Это не я хочу, это остров. Тебе нужно остаться здесь, Зандр. Через семь месяцев лодка придет за тобой.

Читать далее


0

Строитель Вечности

Они шли через лес к каменным россыпям, деревья вокруг казались совсем крошечными. Для трехметровой фигуры атланта карликовая береза – что трава. Под ногами пружинила зеленая тундра, повсюду разливались птичьи трели. Их группа прибыла на остров, чтобы попрощаться. Попрощаться с тем, кто вложил в каждого ученика всё своё сердце. Пришло и его время уходить. Смерть стояла перед  Сварогом, она притаилась на пороге, дав возможность проститься с теми, кто разделил его путь.

красота в тебе, сказкотерапия, хочу изменить жизньОн станет частью этого храма под открытым небом, ляжет в землю здесь, рядом с учителями былых времен. Он был спокоен за учеников, ведь он показал им Вечность, а значит, эта жизнь для многих станет ступенькой, началом многих новых жизней, они отразятся не только в своих детях, они воплотятся в новых поколениях племени, чтобы замкнуть круг.

У Сварога не было детей, жрецам не положено по судьбе видеть себя в детях, в осколках целого. Сварог, как и все предыдущие поколения жрецов, призван был отдать свою жизнь богам в ежеминутном служении этим синим просторам и людским душам, чья судьба была родиться во времена Великих Лабиринтов.

Читать далее


0

Соль и Солнце Соловков

Наше море – наше поле (Поморская поговорка)

Где-то после Свири начинается наш, северный лес: с камушками, разбросанными то тут, то там, с буреломом, с берендеевскими елками, которых не увидишь в средней полосе. Светло серые, почти серебряные деревянные дома, цветет Иван-чай. Значит, приеду на остров в месяц Иван-чая, еще такой у меня там календарь…

Вчера шла с работы и плакала: от медленного и ритмичного колокольного звона, от лучистых глаз капитана, от того, как я люблю Соловки, приникаю к ним всем сердцем, от того, что удается передать эту любовь людям, от того, что расцвел Иван-чай, от викингов с их лодками на Заяцком, от синих-пресиних колокольчиков, от дорожной пыли и крестного хода, от лиц людей и от их восхищения островами…

красота в тебе, светлые поездки

Вчера был еще один кусочек соловецкого счастья:  провожали Т. на дневном «Косякове». Песни 90-ых по всему Тамариному. «На теплоходе музыка играет», туристы спешат занять места, запах знаменитых пончиков с «Косякова» повсюду. Попросили пончиков и стояли вчетвером счастливые в сахарной пудре, сжимая в руках пончики гигантских размеров. Снова и снова – соловецкое счастье в простоте жизни.

… В моей соловецкой светлице пахнет лабазником. Теперь ночь у меня ассоциируется с этим запахом. Сначала он мне напомнил французские духи, а теперь  это больше аромат соловецких полей и Савватьево с его солнцем и  розовым лугом из Иван-чая. Женское летнее счастье – полевые цветы.

Вчера приехала моя группа «Светлые поездки» из Москвы. Ощущение ожидаемо странное – как будто на мою планету Соловки приземлился космический корабль с планеты Москва. Это ново для меня, ведь Соловки были только моей реальностью, а теперь это реальность общая и вместе с тем она у каждого своя. Мне кажется, я верю, что они уже влюбились в острова.

Читать далее


0